Папарацци — развлекательный online-журнал о звездах Совместно с Гайдпарк Папарацци - развлекательный online-журнал о звездах
вход
| регистрация
Фриске Пугачева Бузова Водонаева Боня Седокова Волочкова Гомес Кардашян Собчак Шейк Шишкова Барановская Дом 2


Сaмое гoрячее за неделю!


1
Олег Табаков

Олег Табаков

звезда кино

Однажды какой-то находчивый критик, комментировавший телевизионный сериал «Мастер и Маргарита», а конкретно не совсем удавшегося, будто бы картонного кота Бегемота, воскликнул: «Уж лучше бы его Табаков сыграл!», - чем озарил лица всех присутствующих детскими улыбками счастья. Кот Матроскин – это абсолютно его персонаж. «А давай мы, Шарик, тебя продадим!» - убаюкивающее мурлыканье речи, хитрый прищур и в каждом слове обезоруживающая ирония над страной, миром и самим собой. Человек, с которым легко смеяться, Олег Павлович Табаков.

Детство

«Ребенком, соединившим папу и маму, был я. От меня вообще хотели освободиться поначалу. Но я тогда был уже увертлив и находчив». Благодаря столь необходимым для жизнедеятельности качествам Табаков появился на свет. Случилось это 17 августа 1935 года в семье саратовских врачей. Интеллигенты в первом поколении, они постарались создать в своем доме особую атмосферу: оперные арии из старого патефона, трепетное отношение к книгам, посещение всех театральных премьер в городе. Но главное – это любовь, доставшаяся Олегу Павловичу от многочисленных родственников. «Все воспоминания тех лет очень светлые, – рассказывал актер. – Солнце, пространство, воля. Счастье. Вокруг – только любящие люди: мама, папа, баба Оля, баба Аня, мамин брат дядя Толя и его жена Шура, мои сводные брат и сестра – Женя и Мирра».
Наступление войны эту семейную идиллию, конечно, разрушило. Отец сразу же ушел на фронт, мать с тремя детьми отправилась в город Эльтон, где сутками работала в военном госпитале, чтобы хоть как-то накормить семью.  «Там были палаты для тяжелораненых, и иногда приходилось идти к ним и петь, - вспоминал военные годы Олег Павлович. -  Смотрели ранбольные на меня и плакали. И вынимали откуда-то из-под подушки кусочек сахара не съеденный. А это из наград, пожалуй, самые ценные. Так вот и начиналось».
После войны отец не вернулся домой: нашел другую женщину, а вскоре скончалась любимая бабушка. Это стало для Табакова главным потрясением детства, первой жизненной потерей. «Страшная беда, которая началась с войной, закончилась смертью бабушки - она умерла после победы, - вспоминал актер. - И когда это случилось, я понял, что самая счастливая пора моей жизни закончилась. Все, точка». Семья вернулась в Саратов, где у Олега Павловича действительно началась другая, взрослая жизнь. 
В 10 лет он заболел чтением, фактически перестал учиться, а только целыми днями лежал на диване и глотал книжки одну за другой.  Прочел по несколько раз  всю русскую литературу 19-го  и начала 20-го века, пьесы Горького, Гоголя, Чехова. «Я лежал, читал, а рядом стояла полулитровая банка с разведенным вареньем и сухарики, черненькие. Хлебушек порезан, маслицем тоненько намазан, сольцой посыпан..." Так нарабатывалась база для будущей профессии, ну и, конечно, копились знания для многочисленных школьных олимпиад, на которых Табаков неизменно занимал высокие места. «Я очень много вещей таких странных знаю, не нужных совершенно, - шутил впоследствии Олег Павлович. -  Например, кто знает, как звали заместителя председателя Совета Министров Патриса Лумумбы? Его звали Антуан Гезенго. Когда надо было справку какую-нибудь – «Лелик, давай!». Это не означает, что я был отличником, просто такая была башка».
«Башка» у Табакова прекрасно работала в нескольких направлениях. Например, коммерческом. По его собственным воспоминаниям, он скупал по десять-пятнадцать книжек приложений к журналу "Красноармеец" и, подождав, пока их разберут в магазинах, распродавал знакомым по завышенной цене. А еще хотел, как декабрист Пестель, организовать с друзьями тайной общество, и, конечно, убить ненавистного тирана Сталина. «У меня были довольно веские причины не любить строй, который в Советском Союзе господствовал, — попросту говоря, я с детских лет вынужден был вести двойную если не жизнь, то нравственную бухгалтерию, - рассуждал Табаков. -  Если ты не был идиотом или потенциальным подлецом, не замечать изнанки той жизни не мог. Я видел, как под покровом ночи к нашему дому подъезжает машина и увозит людей, как бесследно они исчезают».
По счастью, Сталин вскоре скончался самостоятельно, а у Табакова нашлись дела поинтересней политических заговоров. В старших классах он стал звездой саратовского детского театра «Молодая гвардия». Именно там Олег Павлович и понял, что актерство – его призвание. 

Карьера

«Тысяча девятьсот восемнадцатый год. Исторический залп крейсера «Авроры» возвестил всему миру о том, что на одной шестой земного шара люди начали строить новую жизнь» - так начиналось вступительное сочинение Олега Табакова в Школу-студию МХАТ. За первое предложение, конечно, абитуриента стоило с позором отправить в Саратов, но приемная комиссия, погневавшись, милостиво приняла молодого человека на первый курс. Общежития ему, правда, не дали, и стипендии поначалу не назначили, поэтому все тяготы содержания сына в столице легли на мамины плечи. Табаков в свою очередь хорошими отметками ее благодарить не спешил: в институте у него были совсем другие заботы. «Самые запомнившиеся впечатления - любовь, влюбленности. Майя Георгиевна Менглет, Сусанна Павловна Серова, - вспоминал Олег Павлович. - Я был очень активен. Я очень выборочно, очень индивидуально, по науке страсти нежной, курс этот проходил усиленно, и со старшекурсницами тоже. Так вспоминаются наши застолья. Количество салата «оливье» измерялось килограммами, ведрами, да и водки было выпито немало». 
Но уже с третьего курса Табаков начал учиться всерьез. Его работы отмечались преподавателями, оценки ставились отличные, и даже назначенная стипендия была повышенной. В это же время Олег Павлович начал сниматься в кино. «За первую картину, это была картина режиссера Михаила Абрамовича Швейцера «Тугой узел» по повести Владимира Федоровича Тендрякова, я получил огромные деньги, деньги равные стоимости автомашины «Победа». Шестнадцать с чем-то тысяч» - вспоминал Табаков.

Череда профессиональных побед продолжилась счастливым знакомством с Олегом Ефремовым, который создавал новый театр – Студию молодых актеров. Впоследствии из нее родился легендарный  «Современник». Табаков стал одним из самых молодых основателей театра и ведущим актером, свои первые взрослые роли он сыграл именно там.
«Первые годы «Современника»  - это, конечно, потерянный рай, - рассказывал Олег Павлович. -  На первом месте по употреблению у нас было слово «интеллигент», «интеллигенция», «неинтеллигентный». Второе было – «гражданин», «гражданственность» и третье место занимало слово «жопа». Вот из такого винегрета и было это то, что на века делалось».

Самые яркие, самые ревущие годы своей жизни Табаков провел в «Современнике». Актерской работы с годами в театре у него не становилось меньше, зато прибавилось административных хлопот: Олег Павлович отвечал за набор молодых актеров, решал бытовые проблемы коллег. А тут еще и кино, и работа на радио -  не удивительно, что в 1964 году организм такого напряжения не выдержал. «Когда Галина Борисовна Волчек выпускала спектакль «Обыкновенная история», у меня случился инфаркт. Довольно рано, мне не было даже 29 лет, но инфаркт был заслуженный,- рассказывал Табаков. -  Я много работал, так что по заслугам. И она месяцев восемь ждала меня, пока оклемаюсь, вернусь, и дождалась. В то время мне многое пришлось передумать, пересмотреть в своей жизни. После выздоровления я стал заниматься только тем, что мне интересно".

Интересных дел у Олега Павловича оказалось немало, поэтому нагрузку после инфаркта он почти не изменил. В 1970-м году, после ухода из «Современника» Олега Ефремова, Табаков стал директором театра. «К тому времени я уже овладел своей профессией настолько, – вспоминал Олег Табаков, – что ощущал нестерпимую потребность передавать опыт из рук в руки, продлеваться в учениках». Так в 1973 году неожиданно для всех уже заслуженный и маститый Олег Павлович решил начать возиться с молодняком. В новообразовавшуюся детскую студию отобрали около полусотни старшеклассников из московских школ, лучшие из них стали основой знаменитого первого курса Табакова в ГИТИСе. Для своих учеников Олег Павлович разработал особую программу: углубленное изучение истории, искусствоведения, литературы. Запрещенные книги читались запоем, а вместо лекций устраивались встречи с Высоцким, Окуджавой. Группа энергичных и думающих «цыплят табака» под началом великого мастера просто обречена была преобразоваться в театр. Так и произошло в 1977 году. Табакову удалось получить в пользование подвал, где раньше размещался угольный склад. Год всей дружной компанией там делали ремонт, и, наконец, провели «подвальную» премьеру: пьеса «С весной я вернусь к тебе» стала первой в истории «Табакерки». 

Но несмотря на признание зрителей, уважение коллег и любовь учеников, рубеж 70-х-80-х стал самым сложным периодом в биографии Олега Павловича. После посещения одного из спектаклей «Табакерки» министра культуры, театр оказался под запретом, а сам Табаков отстранен от преподавательской деятельности. Пережив второй инфаркт, он продолжил тайно собираться с ребятами в своем подвале и репетировать новые пьесы. В «Современнике» дела также шли не очень хорошо – Табаков был задействован только на разовых ролях. А вот кино полностью компенсировало все неудачи: в конце 70-х вышли  «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Д’Артаньян и три мушкетёра», «Несколько дней из жизни И. И. Обломова», ну и, конечно, легендарные «Трое из Простоквашино». «Матроскин, ведь, это не просто кот – это симбиоз моего сына Антона и отца моей первой жены Ивана Ивановича Крылова. Это герой социалистического труда, по сути, - шутил мэтр. – Несколько лет назад я согласился озвучивать американского кота Гарфилда. Я нарочно взял эту работу - продемонстрировать, что профессионал может делать много разных котов, если эти коты имеют внятно выраженный человеческий характер».

Одно из самых феноменальных качеств Табакова, помимо умения изображать разных котов, – это конечно, его работоспособность. Каждое десятилетие он умудряется находить себе новое занятие, которое прибавляется к десятку старых обязанностей. Так, в конце 80-х, после долгожданного официального признания «Табакерки» театром, Олег Павлович стал художественным руководителем и режиссером. «Я не считаю себя режиссером, - в свойственной ему ироничной манере признавался мэтр. -  У меня нет серьезного режиссерского дарования, но я успешно зарабатывал деньги по этой части, ведь можно себя выдать за кого угодно, правда? В том числе и за режиссера». Маскироваться под талант Олег Павлович продолжил и в 90-х, тогда же он с успехом притворился продюсером. А в 2000-м году, после смерти Олега Ефремова, Табаков примерил на себя обязанности кризисного менеджера, став художественным руководителем МХТ им. Чехова. Театр тогда переживал нелегкие времена: зрительный зал едва заполнялся на 70 процентов, а зарплата актеров не превышала 5 тысяч. Управляющий из Табакова, конечно, получился отменный. Остается дождаться, чем нас порадует мастер в десятилетии наступившем. 

Любовь

Как и полагается образцово-показательному коту, Олег Павлович всю жизнь отличался завидной любвеобильностью. Веселые институтские годы были ознаменованы десятками побед, и одна из них, совершенно неожиданно для Табакова закончилась браком. Студентка Щепкинского училища Людмила Крылова сдалась под натиском ловеласа без боя: через четыре дня они уже начали жить вместе. И это в 50-е годы! Расписываться Табаков не очень спешил, но девушка уже всем представляла кавалера как мужа, а вскоре и вовсе забеременела. В ЗАГС Олег Павлович отвел любимую только после рождения сына Антона в 1960 году, но образцово-показательным супругом после этого не стал. «Однажды оставила двухлетнего Антошку с Табаковым и уехала на три дня на съемки, - вспоминала Людмила Ивановна. -  А когда вернулась, Антошка так же точно сидел у него на коленях с голой попой и ел холодную котлету. Табаков отдал мне ребенка и сказал: «Больше никогда этого не делай!».
За 34 года брака Олег Павлович грешил не раз, и не два, но «все равно возвращался в свое стойло». Заставить предать жену его не смогла даже юная американская журналистка, и по совместительству наследница 30 миллионов долларов, которые она была готова отдать Табакову на создание студии или театра в Америке. «В каком-то смысле я смалодушничал, - вспоминал тот случай Табаков. - Я не отказал, я просто уехал. Я не мог ничего говорить, это было бы обманом. А сказать нельзя: когда молоденькая девочка так тебя любит, так хочет, то как скажешь?»
Но приключения с юными девицами на этом не закончились. Через несколько лет Табаков по-настоящему влюбился. Студентка Марина Зудина была моложе своего преподавателя ровно на 30 лет, но это не помешало их пылкому роману, продлившемуся 12 лет. «В детстве от меня ушел отец. Испытав эту боль, я думал, что никогда не смогу причинить ее своим детям, - признавался Олег Павлович. -  Долгое время мне казалось, что мы будем жить с женой долго и умрем в один день. Мне кажется, я помню все доброе, что было у нас. Но затем наши отношения испортились». 
В результате громкого бракоразводного процесса Табаков был вынужден заплатить жене 120 тысяч долларов отступных и купить двухкомнатную квартиру дочери. Только после этого актер смог жениться на Марине Зудине, которая в 1995 году родила мэтру сына Павла, а 10 лет спустя – дочь Марию. К слову, старший сын Табакова Антон долгое время не мог простить отцу уход из семьи, а с дочерью Александрой Олег Павлович не разговаривает до сих пор. 

Байки

Про выдающийся актерский талант Олега Павловича среди его коллег и учеников, естественно, ходит немалое количество баек и преданий. Например, говорят, что во время съемок Захаровских «Двенадцати стульев» Табаков, исполнявший роль воришки Альхена, смог с первого же дубля выполнить невыполнимую задачу режиссера: в нужную секунду выдать одну-единственную слезу и одного глаза. Другое яркое предание связано с работой Олега Павловича в театре. В одной из сцен спектакля «Двенадцатая ночь» актер должен был выводить на сцену траурную процессию и сопровождать каждый свой шаг ударом посоха. «Однажды Олег Павлович спросил нас: «На каком ударе раздадутся аплодисменты?» - рассказывал один из учеников мэтра Алексей Якубов - «Не знаем», - пожали мы плечами. – «Заказывайте!» - «Ну, на третьем», - неуверенно сказали мы. Смотрим спектакль: выходит Табаков – нет аплодисментов, делает шаг - тишина, второй – то же самое, делает третий – и раздаются аплодисменты! Мы обомлели. Потом уже вошли в азарт - заказывали: «Можно на десятом ударе?». И были аплодисменты именно на десятом шаге». 

Еда

«Я человек весомый – 104 килограмма», - любит шутить Олег Павлович, который никогда не утруждал себя диетами. Еда для него – удовольствие особое. Ребенок войны, познавший голод, он до сих пор вспоминает один из самых стыдных эпизодов в своей жизни – как тайком съел два кусочка хлеба, предназначавшихся для больной тифом матери. Как истинный волжанин, Табаков больше всего на свете любит вареных раков и черную икру. С аппетитом съест мэтр и традиционные русские блюда, которые с блеском готовит его жена: борщ, гороховый суп со свиной ножкой, гречневую кашу. Время от времени может побаловать себя жареной дичью и шашлыками из осетра. Совсем неудивительно, что сын такого человека стал знаменитым ресторатором! 
Кстати, экстаз от трапез Олега Павловича испытывает не только он один. По стране до сих пор ходят легенды о спектакле «Ужин», где Табаков и Джигарханян все действо уплетали разложенные на столе шикарные яства. Говорят, первый акт спектакля регулярно вводил зрительный зал в нервное напряжение, прерывавшееся шумными сглатываниями и недвусмысленными урчаниями, после чего в антракте вся публика, как сумасшедшая, начинала штурмовать буфет.

Комментариев нет







+ Добавить в закладки
+ Добавить нoвость